21:25 

Дом в котором

ТИГРОПАНДА
А это оформленный сон. Тот самый, по мотивам "дом в котором". Я его
очень долго ждал и даже пытался себе снить, но всё никак не получалось.
То слишком боевик, то слишком не туда, то еще какое-нибудь слишком. Одно
дело влезать в сны, которые уже обзавелись сценарием, обросли
атмосферой и пришли к тебе в таком готовом виде и совсем другое -
создавать сны с нуля. А точней, даже не создавать, а переделывать
какой-то сон практически полностью. Если в первом варианте, ты просто
меняешь какие-то кусочки, которые тебе не понравились или возвращаешься
чуть назад и переигрываешь сценку, то во втором... во втором варианте ты
еще и не высыпаешься - это важно. Сон. Почти без обработки и без
додумываний.
Вмешался всего один раз, когда вывалился из окна. Вывалился
специально, чтобы разглядеть. Разглядел и отмотал немного обратно. Этот
момент с возвращением к сейву пропущу. Это не важно.


Я стоял и грустно рассматривал новенький особняк, что вырос на том месте, где
когда-то стоял мой дом. Семь лет. Почти семь лет я боялся приехать и
увидеть тот пустырь, что образовался после сноса. Точней, пять лет у
меня не было такой возможности и два года боялся. И вот я стою, кутаюсь в
шарф и смотрю на это безвкусное краснокирпичное чудовище. Под ногами
лужи с коварным ледяным дном, вокруг грязный подтаявший снег, а сверху
яркое весенне солнце. А внутри жутковатая картинка - красный кирпичный
монстр медленно подкрадывается к моему деревянно домику, набрасывается
на него и крушит своими каменными кулаками с жутким оскалом на фасадной
морде. А потом пожирает то, что осталось от моего дома и врастает
фундаментом в землю на захваченной территорию. По сути, так оно примерно
и было. Только мой дом был живым, а этот изначально труп бездушный.
Даже не голем, нет - труп дома, который никогда не сможет ожить. У таких
людей, как его хозяин, ничего и никогда не оживает и не получает душу -
нечем делиться. Есть люди, которые горят как звёзды и как звёзды
раздают практически бесконечное тепло. У таких людей оживают вещи,
обретают душу неодушевлённые предметы.. Они отдают. А есть люди, которые
как чёрные дыры всё в себя всасывают и ничего никогда не отдают.
Деньги, чужое тепло, чужое счастье, чужие души.. Это топливо необходимое
им для существования. Они без этого не могут. По сути - это смысл их
существования. Нет, я не злился на то существо, что построило этот дом.
Мне его даже жалко было. Исковерканная несчастная душа, которая никогда
не будет сиять и никогда не познает настоящего счастья. Кукольная жена,
изменяющая ему с его же братом. Толстые детишки, которые любят его
только тогда, когда хотят новую дорогую игрушку и пёс.. А вот пёс его
может быть и любит. Собаки существа странные. Никогда их не понимал и,
думаю, что никогда не пойму. Я достал из кармана пачку сигарет,
неторопливо раскурил одну и потихоньку пошел в сторону автовокзала.
Точней, я собрался идти, но остановился как вкопанный, сделав всего пару
шагов. К покосившимуся деревянному столбику соседнего забора кто-то
прибил большим гвоздём ручку от входной двери моего дома. Я хотел было
оглядеться по сторонам, чтобы убедиться, что никто меня не видит, но
передумал - пусть смотрят. Подковырнув ручку своей тростью, я одним
рывком оторвал её и подхватил в воздухе, не дав упасть в грязь. Вот
теперь можно и уходить.

Уже сидя в автобусе, я достал из кармана старую бронзовую ручку и положил её себе на колени. Осторожно погладил
рукой, закрыл глаза и улыбнулся. Левой щекой я почувствовал на себе
заинтересованный небритый взгляд, но открывать глаз не хотел. Я
вспоминал. Вспоминал, как пятнадцать лет назад впервые увидел свой дом.
Тогда была очень похожая весна. Солнечный был денёк и счастливый. Я с
небольших, устроенных мною себе каникул по поводу моего дня рождения
возвращался на учебу. Сошел с автобуса, купил себе бутылку пива и
неторопливо шел по селу. Обычно я топал до общежития по главной дороге,
но тут от чего-то решил свернуть на первом перекрёстке и пройти по ранее
неизведанным глубинам Красного села. Просто так. Захотелось. Я давил
берцами талый снег, усиленно шлепал по грязи, щурился на солнце,
потягивал пиво и откровенно радовался жизни. Шел уже четвёртый год моего
обучения на гравёра и это был первый год, когда мне всё давалось легко и
как-то совсем без напряга. Ужасный первый год, в который отсеялось
пятьдесят процентов моих однокурсников. Страшный второй, когда от
начальных шестидесяти осталось двадцать. Тяжелый третий, после которого
нас осталось пятнадцать... И шикарный четвёртый, в который после первого
семестра нас так и осталось пятнадцать и никто не собирался
отсеиваться. И всё реально получалось. В общем, я мог себе позволить
небольшие пятидневные каникулы в самый разгар преддипломной практики. А
сейчас я просто шел, пил и щурился. Я был весел, наивен, слегка пьян и
открыт для мира. Я думал, я смотрел по сторонам и я мечтал. Мечтал о
том, как когда-нибудь открою собственное маленькое кафе. А потом я
обошел старую церковь и остановился перед небольшим двухэтажным
строением. Облупившаяса зелень среднесоветской краски, типично баракский
стиль и резная конская морда на коньке. Я с трудом переборол в себе
желание бегом бежать в свою комнату за мольбертом и красками - не время
для пленэра, да и пивная лень уже пустила во мне свои корни. Я смотрел и
старался запомнить все детали этого дома. Я хотел нарисовать этот дом и
я пообещал себе это сделать, как только, так сразу.

— Купить не хотите? — Я вздрогнул от неожиданности вопроса, от не ожидаемого
голоса и того, что не заметил, как подкрался ко мне этот маленький
старичок. — Что купить? — Не до конца опомнившись, спросил я.
— Этот дом, — ответил старик, а я очень удивлённо поднял обе брови, а
затем широко улыбнулся. Я понял, что он просто шутит. Точней, я подумал,
что он просто неудачно начал разговор, которого очень хотел. Просто
хотел поговорить, но не придумал ничего лучшего, чем задать мне этот
вопрос. Сразу вспомнило "не подскажите, сколько сейчас градусов ниже
нуля".
— Хочу, но моей стипендии на это не хватит. Здравствуйте.
— Я не дорого возьму, честно. Я скоро умру, а этому дому нужен
хозяин. Вы так улыбались, просто идя по улице, что я подумал...
— Сколько? — Задавая этот вопрос, я понимал, что сумма для меня будет
непосильной, но не спросить не мог. И я перестал улыбаться, внезапно
осознав всю серьёзность момента.
— Десять тысяч. Вам отдам за
десять. — Я поднял брови еще выше, сделал глоток из своей бутылки и
всерьёз задумался. Десять тысяч долларов - большая сумма, но не для
дома. Не для двухэтажного дома почти в центре села и всего в пяти
минутах ходьбы от автовокзала. За такую сумму однокомнатные квартиры
продают. Не дорого для дома, но совершенно не возможно для меня - я
учусь, а не работаю. Нет, не совсем так - я учусь и подрабатываю. Но я
не получаю больше четырёх тысяч рублей в месяц. Очень хорошие деньги для
студента, особенно, если учесть, что средняя зарплата по Костроме -
пять тысяч, а квартиру можно снять за восемьсот рублей в месяц. Но..
— Десять тысяч рублей. Вы хоть посмотрите.
— Сколько у меня времени на сбор средств? Да, простите.. покажите,
пожалуйста. Очень хочу посмотреть, как это чудо выглядит внутри.
— Не много. Совсем не много. Больше месяца мне не дают. — Он открыл для
меня хлипкую калиточку и пропустил вперёд. Я подождал, пока он зайдёт во
дворик следом за мной, и прикрыл калитку. И я очень боялся спросить, не
послышалось ли мне.

Никто не пришел на его похороны. Я сам копал
яму, сам покупал гроб и сам вкапывал самодельный крест. Я не знал,
когда он родился, но я точно знал, когда он умер. Не скажу, что у меня
на руках, но мёртвым нашел его я. Он прожил еще почти два месяца после
того, как мы оформили куплю-продажу дома. И я не ждал с нетерпением,
когда он умрёт. Дом по закону принадлежал мне, но я всё это время просто
ходил к нему в гости, пил с ним чай и слушал его странные истории. От
него я узнал, что дом построили в начале девятнадцатого века, что до
восьмидесятых в нём был приют для.. Как же он сказал? Нет, не для
умалишенных, не для отсталых, не для трудных, не для сирот. Я не
запомнил того слова, которым он назвал этих детей. Что-то очень близкое
по смыслу к слову "странных", но не так. Я прибил к кресту табличку с
его именем и датой смерти, сел на траву неподалёку и достал бутылку
пива. Сам он не пил спиртного, но очень любил подшучивать надомной,
когда я приходил немного выпивши или выпивал при нём. Он так
заразительно смеялся..

Аккуратно прикрыв за собой калитку, я подошел к зелёной двери и долго стоял перед ней, не решаясь войти.
Теперь этот дом был в моём полном распоряжении и я не знал, что мне с
ним делать. Учёба закончилась месяц назад, диплом свой я получил, но
работу еще не нашел. Да и не искал пока, в общем-то. Идти на полный день
на какой-нибудь завод или в какую-нибудь мастерскую мне не хотелось, да
и вполне хватало денег, которые я зарабатывал дома, изготавливая модели
под литьё. Пару часов в день поработал - пару тысяч за неделю получил.
Устойчивое ощущение, что дом смотрит на меня, лишь усилилось, когда я
вошел внутрь. Оно и раньше возникало, когда приходил в гости к старику,
но не так сильно и никогда до мурашек на спине. Жутковато как-то было
стоять в полумраке прихожей, держа в руке связку ключей и прислушиваясь к
тихим шуршащим и скрипящим звукам, которые этот дом издавал. А еще мне
было страшно идти и открывать все двери. А надо. До сих пор я видел
только прихожую и комнату за ней, в которой мы обычно и сидели.
Остальное бывший хозяин мне не показывал. Сказал, что смогу увидеть,
только когда сам стану хозяином дома. Сказал, что до тех пор нельзя. Еще
немного жидкой храбрости и пойду знакомиться! Помогло. Пусть не до
конца и не полностью, но хмель всё-таки заглушил чувство тревоги и
загнал мои страхи в дальние и тёмные уголки моего сознания.

Я решительно открыл обитую кожей дверь, шумно выдохнул и шагнул в пыльный
полумрак коридора. Машинально нащупал выключатель и включил свет. Дом
моргнул, прищурился и уставился на меня ста пятидесяти ватной лампочкой.
А я уставился сначала на лестницу, что вела на второй этаж, затем на
чудовище вылепленное из чего-то желтого, затем на заколоченное окно на
втором этаже... Я очень медленно шел вдоль стены и читал все надписи,
которыми эта стена была покрыта от пола и до самого потолка. Тут были
просто подписи, бессмысленные или кажущиеся бессмысленными фразы,
рецепты каких-то зелий и даже заклинания! У меня ушло больше часа на то,
чтобы, обогнув чудище, добраться до лестнице. Там, среди надписей, в
самом центре стены было огромное цветное пятно. Мне показалось, что оно
пошевелилось, когда я сделал первый шаг на первую ступеньку. Я замер. Не
отрывая взгляда от пятна на стене, я очень осторожно сделал ещё один
шаг. Цветные пятнышки задрожали и нехотя сложились во что-то более
конкретное. Мне показалось, что я вижу силуэт девушки на этой странной
скорей всего картине. Второй шаг я сделал уже более уверенно. Картинка
ожила. Я медленно шел по лестнице, а на картинке точно так же по этой же
лестнице шла очень красивая девушка в лёгком летнем платье. У окна её
встретил высокий тощий парень в белой рубашке. Они обнялись, он сел на
подоконник и прижал её к себе. Мне пришлось тоже забраться на этот
подоконник, чтобы посмотреть, что там дальше нарисовано. Я упёрся
затылком в доски, которыми окно было заколочено и попытался вдавиться в
них. Этот настенный мультик захватил меня настолько, что я не сразу
сообразил обернуться и посмотреть, как крепко забито окно. Я сидел на
подоконнике, вдавливался в него и замечал, что они и дальше шевелятся. Я
был уверен, что там есть продолжение и, чтобы его посмотреть, нужно
просто открыть окно и свеситься из него наружу.

Я не знал, есть ли в доме хоть какие-то инструменты, а мои ювелирные для этого дела
явно не подходили. Пришлось пока расстаться с этой мыслью и отложить
взлом окна на потом. Из вариантов: дальше походить по дому, изучая его
или пойти искать инструменты, я выбрал нечто среднее - изучать и искать
одновременно, если не забуду. Я поднялся на площадку второго этажа и
отктрыл не запертую дверь. Пройдя не очень длинный коридор с четырьмя
дверями, я упёрся в еще одну. Те скорей всего вели в спальни, а эта, по
моим прикидкам, могла вести только на улицу. Но я не видел снаружи
никаких балконов на втором этаже. Заколотили там досками, а тут дверь не
убрали? Отктрыв эту дверь, я всерьёз запаниковал. Там, за ней была та
лестница, по которой я поднялся на второй этаж, но в зеркальном
отражении. Та же лестница, те же надписи, та же движущаяся картина на
стене. Я закрыл дверь и медленно обернулся. Мне почему-то вдруг
показалось, что я сейчас не увижу той двери, через которую вошел сюда.
Но нет, дверь была на месте. Быстрым шагом я дошел до неё, резко открыл и
вышел на.. вышел в тот же коридор из которого вышел. Да да, именно так
вышел из которого вышел. Я стоял всё в том же коридоре, но уже спиной к
той двери, за которой видел зеркальную копию лестницы. В противоположном
конце приглашающе поскрипывала открытая мною пару секунд назад дверь,
за которой я видел лестницу и картину на стене. Битый час я пытался
выбраться из той ловушки, в которой оказался, а дом смеялся на до мной.
Нет, я не слышал его смеха, но был уверен, что он смеётся. И, в тот
момент, когда я уже почти решился шагнуть в зазеркалье, он отпустил
меня. Я снова оказался на нормальной лестнице. Сев на окно, я закурил.
На следующий день я взломал окно и почти досмотрел картинку. По моим
ощущениям, парень вывалился из окна, но, чтобы быть в этом уверенным,
мне и самому пришлось бы из него вывалиться. И я почти сделал это.
Остановиться было очень трудно, но я всё-таки остановился. Я даже
подумал, что стоит заколотить это окно, чтобы однажды пьяным из него не
выпасть, пытаясь всё-таки досмотреть сцену. Через год я открыл в
своём доме небольшое и очень уютное кафе оформленное в помеси
советского и домашне-деревенского стилей. Огромный зал на первом этаже я
отдал под него, а жить перебрался на второй этаж. Стены зала тоже были
сплошь покрыты надписями и рисунками, но я не стал их трогать. Повесил
только на них всю коллекцию вымпелов, которая досталась мне от отца.
Своими руками сделал крепкую деревянную мебель, поставил барную стойку и
кофемашину, застелил пол дорожками связанными из полосок ткани и
повесил под потолок старое тележное колесо на цепях вместо люстры.
Получилось неожиданно уютно, интересно и даже наверное мило. Кофе, чай и
сладости, которые заказывал в кулинарии неподалёку - вот в принципе и
весь ассортимент. Никакой рекламы я не делал - просто повесил вывеску
над дверью и уселся за спрятанный за стойкой верстачок. Я работал и с
нетерпением ждал своего первого клиента. Два дня пришлось ждать прежде,
как ко мне заглянула пожилая пара. Расположившись за одним из столиков,
он попросили налить им кофе. Только кофе и больше ничего. В течении
полутора часов они отдыхали и разговаривали, выпив по две чашки кофе, а
потом ушли. Они забыли заплатить, а я постеснялся их догонять и
напоминать им. Через полгода у меня уже была небольшая база из
постоянных клиентов, а я научился делать домашний сыр, квас и
самостоятельно печь хлеб. Ювелирка как-то плавно отошла на второй план, а
потом необходимость в ней и вовсе пропала.

Мои неприятности начались в тот моментт, когда один из посетителей спросил, не желаю ли я
продать ему дом за весьма приличную сумму. Я отказался, даже не спросив,
что за сумма. Не буду врать, в тот момент у меня нигде ничего не
дрогнуло и во мне ничего не ёкнуло. Просто прилично одетый мужчина с
весьма серьёзным взглядом попросил продать ему дом. Ну, мало ли - может
кафе понравилось, может дом, а может и расположение. Всякое бывает. Я
отказался и забыл, а он нет. Сначала ко мне пришла пожарная инспекция,
потом санэпидемстанция, потом налоговики к себе пригласили, а потом меня
попытались ограбить. Ночью двое человек взломали входную дверь и
пробрались в дом. Уж не знаю, хотели они что-то украсть или их целью
было просто напугать меня. И уже никогда не узнаю. Я нашел их утром. Оба
были мертвы. Один со сломанной шей лежал на нижних ступенях лестницы,
второй снаружи дома под окном. Жаль, что он умер - очень хотелось
спросить у него, чем закончилась нарисованная на стене история. Упал ли
парень или смог удержаться? Что случилось с девушкой? Этого я тоже уже
никогда не узнаю. А суд длился не долго и был очень похож на
отрепетированный спектакль для единственного зрителя - для меня. Меня
лишили всего имущества, а самого закрыли на пять лет.

Уже выходя из автобуса, я посмотрел в сторону того, кто всю дорогу буравил меня
взглядом. Было в этом слегка обросшим бородой человеке что-то очень
знакомое, что-то из прошлой жизни, но я так и не смог вспомнить, где и
когда его видел. А он не помахал мне, не кивнул и ничего не сказал.
Просто отвернулся, поймав мой вопросительный взгляд, и пошел своей
дорогой. Спрятав ручку в карман, я зашел в привокзальный магазин, купил
себе бутылочку пива и отправился гулять по городу. Просто так, без
всякой цели гулять по Костроме с бутылкой пива и радоваться весне,
втайне даже от себя надеясь услышать "купить не желаете".

@настроение: Рабочее. Немного похмельное.

@темы: Сны

URL
   

СУМБУРНЫЙ СТИЛ ЛАЙФ

главная