ТИГРОПАНДА
Попросил задание - мне дали задание. Звучит так "Там, в тени на болоте, точно кто-то был." Мне нужна встряска, я её получил. Пишу. Два дня мне на это. Сегодня вечер субботы. До конца вечера понедельника должен написать. Задача минимум. Задача максимум - управиться за сегодня. Пишу и не отвлекаюсь. Разве-что немного на пиво, но совсем чуточку. И немножко еще на мафию, но только читаю - сегодня пост не требуется от меня. Пишу под музыку из Кассандры(плеер в ВК). Посмотрим, что получится, Подозреваю, что кто-то точно умрёт. Болото же! И тени... же..

- Там, в тени на болоте, кто-то был! Я тебе точно говорю, - уже начиная злиться, закричал Марк, а Герасим в ответ нахмурился.
- Да ты просто жалкий трусишка. Очень жалкий, очень трусишка. Зассал, так и скажи. И нехрен мне тут про тени и болото загонять. Всем известно, что теней не бывает - сказки это! Не бывает, и всё! - Герасим, похоже, тоже начал злиться. Он малый добрый, конечно, но уж слишком прямолинейный и, что называется, весь из себя идейный. Но справедливый - этого не отнять. Если видит какую-то несправедливость - тут же закатывает рукава и своими огромными кулачищами восстанавливает баланс справедливости в этом мире. Вот и сейчас он нервно расстегнул пуговку на левом рукаве своей клетчатой байковой рубахи.
- Блин, Гера, да не гоню я! - почти простонал Марк и на полшажка назад. Так, машинально, даже не замечая того.
- Чем докажешь? - вкрадчиво спросил кузнец Герасим, теребя пуговку на рукаве. Марк нахмурился еще сильней, набрал полную грудь воздуха и очень протяжно этот воздух из себя выдохнул. Сжал кулаки, еще пару раз продышался и резко ударил кулаком правой руки в ладонь левой.
- Только показать. Пока сам не увидишь. Не зассышь вечером на болто пойти? - Спросил и очень нехорошо улыбнулся. Отомстил. За трусишку отомстил и за жалкого отомстил.
- Сам не зассы. В восемь вечера у Канашихиного забора встречаемся.
На том и разошлись. Наблюдавшие за этим напряженным разговором мальчишки разбежались разносить по деревне интереснейшую весть, притихшие курицы закудахтали, а жаркое летнее солнышко продолжило свой неторопливый путь по небесному коромыслу. И ни одной тени. Дома не отбарасывают теней, ворковатые кумушки у колодца не отбрасывают теней, мальчишки не отбрасывают теней, даже козы ничего не отбрасывают, кроме маленьких круглых какашек, но и те не отбрасывают теней. Солнце ползло-ползло и доползалось до красноты. На какое-то время оно огромным красным кругом зависло над лесом, а потом очень резко в него нырнуло.
- Уважаю. Нет, честно, уважаю - не думал, что ты придёшь, - хлопнул себя ладонью по левой стороне груди Герасим, а затем несильно сжал плечо Марка. Марк болезненно поморщился, но стерпел хватку кузнеца - уважение же!
- Да я и сам не думал, что приду, - честно признался он. Вчера то я там пьяный шарахался, а сегодня трезвый. Боязно, если честно, но правда и честное имя дороже. Сказал, что видел тень - должень тебе её показать.
Кузнец задумчиво почесал свою бороду, посмотрел в сторону леса, в котором утонуло солнце, и многозначительно кивнул.
- Лунная тень?
- Лунная.
- Пошли.
И они пошли. Широкая проторенная дорога средь полей сменилась на грибошную тропинку, затем превратилась во вдольлесный протоптыш, а потом и восе исчезла. Двое друзей, кузнец Герасим и бондарь Марк неторпливо шли к болоту. Обоих туда манило любопытство, хоть они и не говорили об этом вслух. Марк хотел еще раз посмотреть на это чудо, но один боялся туда идти, Герасим просто хотел это увидеть. Вслух говорил, что не верит, а в душе надеялся на чудо. Люди говорят, что мёртвые деревья и мёртвые люди иногда отбрасывают тени, но самому ему видеть этого не доводилось. А хотелось. Очень хотелось.
- Тише. Да не ломись ты так! - Марк схватил Герасима за рубаху и притормозил его. - Дальше опасно, можно провалиться - пояснил он и сломал себе орешину. Герасим, чуть подумав, тоже сделал себе посох, рассмеялся и ударил им по посоху своего друга. Завязалась маленькая, но весьма эпичная битва. Несмотря на то, что бондарь сильно уступал кузнецу в росте и в весе, проигрывать он явно не собирался - брал ловкостью и скорость, буквально осыпая своего соперника ударами палкой со всех возможных и не очень возможных направлений. Герасим пыхтел, но не сдавался - отмахивался как мог и даже пытался наступать. Каждый его замах заканчивался ударом по земле или по ближайшему дереву.. Вконец он так разошелся, что сломал свою орешину. На этом всё и закончилось. Посидели, раскурили по трубочке, выломали новый посох и осторожно пошли дальше. И чем дальше шли, тем сильней чавкала земля под ногами. И было в этом чавканье что-то такое древнее и голодное. Пугающее. Если они смеялись, пока воевали и курили, то сейчас они шли в полнейшем молчании. Видно было, что обоим не по себе, но остановиться они уже не могли. Гордость, любопытство и нежелание быть обвинённым в трусости толкали их вперёд.
- Долго еще?
- Нет. Вон за тем островком дерево корявое, оно тень отбрасывает.
- Не вижу дерево. Тебе не привидилось? - спросил Герасим и зло ткнул своей палкой и плавучую кочку. Могучий обычно его голос прозвучал в ночной тишине очень жалко и даже почти жалобно. Хозяин голоса это понял и на себя разозлился.
- Может и привидилось.. пьяный же был, - грусно вздохнуд Марк и пожал плечами. Ему явно не хотелось идти дальше и он уже был готов признать, что ему всё привидилось или, что соврал. Да, уже готов был признать, что соврал, но гордость не позволила - не признал. Только посохом своим чуть остервенелей стал тыкать перед собой, да шаги сделались немного злей.
Вон оно, дерево! Смотри, там тень под ним? Настоящая! Боги, там же тень!
- Мать твою! Твою мать! Мать! Да ёпт, что делается!
Марк обернулся на крики и увидел, как Герасим, размахивая своей палкой, пытается выбраться из трясины, в котрую погрузился по самую грудь. Он попытался схватиться за ближайшую кочку, но та ушла в мутную лунную воду вместе с растущей на ней травой. Чем сильней он дёргался, тем быстре погружался в болото. Бондарь растерялся, не сразу поверив в происходящее, но спохватившись, упал плашмя на небольшой островок, на котором до этого стоял и протянул другу свой посох.
- Дрежись, брат! Тянуууууууу!!!! - И он танул. Изо всех сил тянул, но этого явно было недостаточно... Герасим кричал, хватался за палку и пытался выбраться из голодной трясины.. Ему даже удалось замедлить своё потонуние, но только замедлить.. Еще около минуты на освещенной луной водной глади появлялись и лопались пузырьки, а потом перестали появляться. Марк плакал. Плакал, кричал, тыкал палкой в воду и проклинал свою тщедушность. Ах, если бы он был как Герасим, если бы был таким же сильным и большим, он бы его вытащил.. Но он не был таким. Он был самым маленьким мужиком в деревне и самым худым. Ему просто не хватило сил. Так он оправдывал себя.
Он еще долго лежал и выл на луну, а потом уснул, окончательно выбившись из сил телесных и духовных. Даже не столько уснул, сколько провалился в зыбкое и тягучее, холодное и скользкое забытьё. Ему виделось, что это он тонет, а Герыч пытается его вытащить. Вяло так пытается, очень неохотно, как-будто даже не очень и хочет вытаскивать. А потом в рот начала заливаться чёрная вонючая вода и Герасим совсем перестал тянуть. Устал, наверно. Он проснулся от собственного крика. Его стошнило. Он помнил свой полу-сон полу-бред, он помнил, как утонул его друг, он помнил эти пузырки на воде, он лежал по деревом. Он пролежал там до самого обеда, а потом всё-таки поднялся на ноги. Оне не искал свой посох, он не думал об этом. Он возвращался в деревню, не оборачиваясь. Он даже под ноги себе не смотрел. И он не боялся смерти. Он ничего не боялся и ни о чем не думал. Он просто шел. Несколько раз он провалиливался в болото, но каждый раз выбирался, не особо стараясь это сделать.
- Тень! Тень! Смотрите, у него есть тень!
Бондарь остановился и очень медленно поднял взгляд на мальчишку, который указывал на него пальцем и что-то кричал. Кажется, что-то про тень. Марк посмотрел себе под ноги, затем всё так же медленно обернулся и увидел свою тень. Тень, как тень.. Самая обычная человеческая тень. Ну, разве что немного крупней, чем должна быть и не совсем точно повторяет его движения. Он пошевелил рукой. Тень с небольшой задержкой повторила его жест.
Марк запил. День пил, два пил, три пил.. Пил и плакал, а через неделю он исчез из деревни. Просто пришел государственный человек, спросил у старосты, где найти того, кто отбрасывает тень и зашел в дом бондаря. Вечером зашел, а ночью дом сгорел. По деревне еще долго сначала бегали, а потом неохотно ползали слухи о том, что у краснокафтанника тоже была тень. Едва заметная, но всё же тень.

@темы: без теней, Задание, болото